Наши попечители

Наши попечители

Дорогие друзья!
В этом разделе мы хотим с благодарностью вспоминать наших попечителей, людей особенных для всех учащих и учащихся, людей, неравнодушных к делу нравственно-патриотического воспитания, жертвователей и благотворителей.
Мы приглашаем всех заинтересованных стать попечителями нашего Лицея к сотрудничеству, во славу Божию и ради процветания нашего Отечества!

История российской благотворительности

С середины 80-х годов позапрошлого века стал возрождаться интерес к истории российской благотворительности. К этому времени были изданы и переизданы мемуары москвичей купеческого происхождения, а также материалы по истории русского купечества, среди которых сохранились отчеты благотворительных организаций, доклады многочисленных попечительских советов, публикации по истории конкретных учебных заведений, и, конечно, воспоминания современников.

Истоки русской благотворительности уходят корнями в глубокую древность. К тем временам, когда церковь была основой государственности. Монастыри давали приют осиротевшим и больным, делились зерном для посева с бедными крестьянами, обучали грамоте. Для славян, никогда не отличавшихся агрессивностью, поддержка ближнего, сострадание и человеческая доброта были традиционными чертами характера во все времена. Нищих на Руси любили, а самым распространенным деянием благотворительности была милостыня, в дни поста сопутствующая молитве и покаянию. И богатые, и бедные считали подаяние своей христианской обязанностью, втайне надеясь на то, что имя их будет упомянуто перед Богом в молитве просящего. Независимо от размеров помощи, будь то вклад царственной особы в монастырь или копейка юродивому, главной заботой было не поддержание неимущего, а нравственное совершенствование дарующего. Государственная политика постепенно стала заменять главенствующую роль церкви в деле заботы попечения о нуждающихся только к концу XVII в.

Важной вехой явилось открытие при Петре I (в 1715 г.) первых воспитательных домов для детей-подкидышей. При Екатерине II для открытого ею в 1764 г. Воспитательного дома в Москве была уже разработана специальная воспитательная программа по превращению сирот в людей, впитавших лучшие идеи Просвещения. Императрица выделила на новое заведение 100000 руб. личного капитала, остальные деньги поступали от добровольных пожертвователей. Воспитательный дом стал первым коллективным делом состоятельных москвичей. В копилку благотворительных средств учреждения велено было перечислять специальный налог на ввозимые в Россию игральные карты. Был найден и способ получения доходов самим Воспитательным домом. При нем были образованы 3 казны: Сохранная, Ссудная и Вдовья, что обеспечивало заведению финансовую независимость.

Ту же адресность помощи сохранила супруга императора Павла I Мария Федоровна. Она ведала уже всеми воспитательными домами России, управляла ими более 30 лет, и признана современниками самой щедрой и радеющей благодетельницей. Так, 5-ти столичным институтам императрица пожертвовала при жизни и оставила по завещанию до 4 млн. руб. При ней детей в Воспитательном доме обучали ремеслам, готовили из них учителей и учительниц и даже актеров. А в 1806 г. здесь появилось первое в России учебное заведение для детей-инвалидов — училище глухонемых.

В начале XIX в. Мария Федоровна открыла в Петербурге Вдовий дом для вдов офицеров, чиновников и дам, служащих в придворном ведомстве и казенных учебных заведениях. Вдовьих детей отдавали учиться в различные учебные заведения в зависимости от их происхождения. Дом этот приобрел особую популярность после отмены крепостного права, когда поступило много заявлений от разорившихся помещиц. Просуществовал он вплоть до 1917 г. Особенно много сделала императрица для женского воспитания и образования.

До конца XIX в. в России не существовало еще того гражданского общества, характерными чертами которого были предприимчивость и стремление поддержать неимущего на личные средства. Поэтому дело попечения о нуждающихся и было сосредоточено в руках самого государства или императорской фамилии, которая в глазах народа была главной заступницей. Среди членов царских семей встречалось немало людей, творящих добро от чистого сердца, отдающих делу попечения не только огромную часть души, но и свою жизнь. Здесь мы можем вспомнить супругу Александра I Елизавету Алексеевну. Из 200 тыс. руб. личного содержания на свои нужды и оплату штата она использовала лишь 15 тыс. руб., отдавая все остальное на пособия нуждающимся. Причем, о многих ее благих деяниях стало известно лишь после ее смерти.

Невозможно забыть еще одно имя — принца Петра Георгиевича Ольденбургского. При Николае I для попечения над благотворительными заведениями было образовано специальное Четвертое отделение личной канцелярии Его Императорского величества. Особое внимание это ведомство уделяло развитию женского образования. Так вот, первым председателем Главного совета женских учебных заведений и стал принц Ольденбургский. Дальний родственник царской фамилии, высокообразованный человек оставил военную службу, пожертвовав блестящей карьерой, и отдал свою жизнь делу организации заботы о нуждающихся. Попечитель Царскосельского Александровского лицея, Смольного института благородных девиц и Екатерининского института за время своей деятельности способствовал открытию свыше 130 благотворительных заведения. Сегодня его имя носит Санкт-Петербургский институт права.

Но поистине грандиозный размах, какого не знало ни одно европейское государство, движение благотворительности приобрело в России в период между 1860 г. и 1914 г. Великие реформы Александра II дали толчок внутренней активности всего общества. Стремительный рост населения городов за счет пришлых крестьян, увеличение количества бедных и безработных становились серьезными социально-экономическими и психологическими проблемами. Государство было справиться с ними не в состоянии. Появление массовых благотворительных пожертвований оказалось необходимым. К этому времени наиболее платежеспособным слоем населения оказалось купечество, постепенно выходившее на историческую арену. Благотворительность же была одной из немногих сфер легальной общественной деятельности, которой новое поколение купцов так желало. Жертвователи стали объединяться в благотворительные общества, ведающие сбором и распределением средств. К частной благотворительности присоединилась общественная благотворительность. Если до 1861 г. такие общества имелись только в 8 городах России, то в 1866-1875 гг. они действовали уже в 485 в городах и 179 деревнях, а на рубеже веков практически во всех ее уголках. Но особое место в истории российской благотворительности занимают Москва и Петербург, причем по объему пожертвований на нужды просвещения, здравоохранения и общественного призрения Москва намного опережала другие города.

В конца ХIХ — начала ХХ века в России создавалось две концепции и две стратегии развития попечительства об образовании. Их можно обозначить, как государственную, которую государство и пыталось в качестве государственно-общественной закрепить и навязать обществу, и общественную, которую государство было вынуждено признать и принять как общественно-государственную в том числе и в результате глубокого социального кризиса, приведшего к революционным проявлениям 1905 г.

Государственная модель попечительства об образовании выглядела, несмотря на некоторые местные различия, следующим образом. Императорским Указом 1803 г. Россия была поделена на 6 учебных округов, в каждом из которых вводилась государственная должность попечителя. Положением «Об учебных округах Министерства народного просвещения» от 25.06.1835г. и Положением «О советах при попечителе учебных округов» от 20.03.1860г. были утверждены регламент деятельности попечителя учебного округов и попечительского совета: «прежде чем принять решение, попечитель должен предварительно обсудить вопрос на совете».

Попечительские советы округов, кроме традиционной заботы о материальном обеспечении и функционировании учебных заведений, также ведали вопросами проведения следственных мер по фактам злоупотребления служебным положением со стороны чиновников образования и учителей, рассмотрения и оценки достоинств учебных руководств и определения, какие из них с большею пользою могут быть употреблены в учебных заведениях, утверждения назначений на учительские и воспитательные места. При учебных заведениях «для ближайшего содействия успешному, со стороны общества, развитию данного учебного заведения» было разрешено создавать попечительские советы, которые сосуществовали с педагогическим, училищным и хозяйственным советами учебных заведений. Каждое учебное заведение самостоятельно определяло функции и полномочия попечительского совета, которые, как правило, состояли в следующем: содействие успешному приобретению учащимися познаний, пополнение библиотек, попечение об изыскании всех способов увеличения денежных и материальных средств учебного заведения, вспоможение бедным ученикам, наблюдение за исправностью материальной части учебного заведения и ежегодная проверка его имущества по инвентарям, предварительное рассмотрение смет и отчетов о доходах и расходах учебного заведения и составление по ним заключений, определение жалования начальнику учебного заведения и прочим должностным лицам, определение платы за обучение и освобождение от платы за обучение малоимущих, представительство в городской думе или уездном земстве о нуждах учебного заведения. В городах, где имелось несколько учебных заведений (гимназий, прогимназий, народных училищ), мог быть образован единый для всех них попечительский совет, либо каждое учебное заведение могло иметь свой собственный попечительский совет. В случае разногласия во мнениях попечительского совета и педагогического совета учебного заведения по тем или иным вопросам, окончательное решение принимал попечитель учебного округа.

Формировался попечительский совет из лиц, избираемых теми сословиями и обществами, которые содержали за свой счет учебное заведение. В попечительский совет избирались также почетные граждане города, лица, внесшие наибольший вклад в улучшение материального благополучия учебного заведения, представители городской думы или земского собрания, а также от педагогического состава. После избрания или выдвижения в члены попечительского совета, состав последнего утверждался попечителем учебного округа. Так заполнялись вакансии «непременных» и «выборных» членов. Добровольными членами попечительства могли быть лица, внесшие оговоренный ежегодный членский взнос. Члены попечительства также могли выдвинуть в состав попечительского совета своих представителей и избрать почетных членов (без взноса) из числа лиц, сделавших попечительству значительные пожертвования или оказавшие ему значительные услуги. Как правило, почетными попечителями становились представители дворянского сословия, для представителей купечества, мещан, крестьян были учреждены выборные должности почетного блюстителя и почетного смотрителя. Важно отметить, что члены попечительских советов гимназий и прогимназий приравнивались к государственным чиновникам с правом носить мундир 6-го разряда Министерства народного просвещения.

Попечительство в России было государственной инициативой строго регламентированного вовлечения общественности в дела народного образования в основном в целях материального обеспечения обществом установленного государством учебного процесса. Наряду с этим государство поощряло и чисто общественную частных лиц и добровольных обществ инициативу помощи делу образования, обозначая такую деятельность как благотворительность. В § 303 гл. 70 Положения «Об уставе гимназий и училищ уездных и городских» 1828 г. говорилось: «Правительство не оставляет без внимания и посторонних, содействующих благосостоянию учебных заведений. Оно принимает с признательностью все делаемое на пользу их частными лицами или обществами, приношениями». Сделанное благотворителем назначение «приношения» не может быть изменено без его согласия. О всех «приношениях» училища отчитывались вышестоящему начальству, о наиболее крупных Министерство народного просвещения докладывало Его Императорскому Величеству и в особых случаях благотворители получали высочайшие благодарности. Благотворители со временем могли быть включены в состав попечительских советов, получить статус почетного попечителя, смотрителя, блюстителя, стать даже почетным гражданином города. Таким образом, был выстроен российский институт государственно-общественного попечительства об образовании.

Бурное развитие негосударственной промышленности и местного земского самоуправления в России во второй половине ХIХ — в начале ХХ века способствовали становлению и развитию негосударственного, общественного попечительства об образовании.

Объективные потребности развития частного и корпоративного промышленного производства, с одной стороны, православные христианские нормы и ценности, воспитанные в традициях русского общинного самосознания, ставшие основой того, что в современной терминологии называется «социальной ответственностью предпринимательства», с другой стороны, способствовали вложению частного капитала в народное образование в формах негосударственных общеобразовательных и профессиональных учебных заведений и в виде благотворительных инвестиций, направляемых, как правило, в негосударственные «земские» (местного общественного самоуправления, «муниципальные» — в современной терминологии) школы.

Можно привести несколько фактов, иллюстрирующих эти процессы. В начале Х1Х века при ситценабивной фабрике Прохоровых (впоследствии Трехгорная мануфактура) открылось ремесленное училище, первое в отрасли. Вскоре это уже учебное заведение с 6-летним курсом обучения. В общеобразовательных школах Прохоровых учились сотни детей и взрослых. Для текстильщиков были открыты музыкальные классы, создан народный театр на 1300 мест. Мануфактура Прохорова  С. И. имела не только ясли, детский сад, роддом и больницу, но и летний санаторий для рабочих. На всемирной выставке в Париже (1900 г.) мануфактура Прохорова получила не только «Гран-при» за технические достижения, но и две золотые медали за организацию быта рабочих и создание учебных заведений. Промышленников Бахрушиных в Москве называли «профессиональными благотворителями». В конце каждого месяца семейство выделяло из своих доходов средства на разные общественные нужды. Так были построены дом бесплатных квартир для вдов и сирот с ремесленным училищем при нем, сиротский приют для беспризорных.

Занятие благотворительной деятельностью было традиционным делом жен российских предпринимателей. В. А. Морозова основала столь необходимые ясли, сиротские приюты, дома призрения, училища, библиотеки. На ее средства был построен в Москве народный университет Шанявского, где в свое время учился С. Есенин. Варвара Алексеевна была активисткой «Общества пособия несовершеннолетним, освободившимся из мест заключения».

Издательское товарищество И. Д. Сытина было крупнейшим в России по числу названий изданных книг, оно издавало собрания сочинений классиков русской литературы, учебники, журналы «Для детей», «Вокруг света», «Русское слово», энциклопедии. В 1903 г. при Сытинской типографии была открыта художественная школа, ученики которой находились на полном обеспечении товарищества.

В начале ХХ века более тридцати тысяч российских кооперативов, потребительских и кредитных обществ, объединявших более десяти миллионов членов, проводили в жизнь свои образовательные программы, финансово поддерживали существующие земские, открывали новые школы, издательства, народные дома. Именно в сфере образования чаще всего кооперативы активно группировались и объединялись для совместных общественно значимых дел. Потребительские общества России зачастую обращали весь свой запасный капитал и значительную долю чистой прибыли на развитие образования. Кредитные товарищества, производственные артели при ссудных и торговых операциях добровольно, без «понуждения» со стороны правительства устанавливали для себя определенный процент отчисления на нужды образования.

Создание в России с 1864 г. института местного самоуправления в виде губернского и уездного земского и городского самоуправления открыло новые возможности общественного участия в развитии народного образования.

Российское государство во все времена своего существования неохотно допускало личную инициативу как в делах предпринимательства, так и, еще более, в делах общественных. Однако за 50 лет (1864-1914) земской реформы в России в дополнение к общественному самоуправлению сельской общины сформировались модели государственно-общественного управления делами местных сообществ на уровне города, уезда, губернии. В 1914 году территория России, на которой действовало земское самоуправление, составляла 3,2 млн. квадратных верст. Здесь проживало 112,5 млн. человек, из которых 98,2 млн. были крестьянами. Надо учитывать, что в сумме европейская и азиатская Россия имела площадь 18,8 млн. квадратных верст с населением 170,9 млн. человек.

Бюджет всех губернских и уездных земств составлял в 1914 году 347,5 млн. рублей. Понять значение названной цифры можно, только приняв во внимание, что бюджет русского правительства в том же 1914 году составлял 3,6 млрд. рублей, т.е. в 9 раз больше, чем суммарный бюджет российского местного самоуправления. При этом, расходы на образование из правительственного бюджета в 1914 г. составляли 155,3 млн. рублей, а расходы земских бюджетов на те же цели составили немногим меньше 107 млн. рублей. Эти цифры ясно показывают, что одной из наиболее приоритетных задач, которые решали с самого начала местные земства, было именно образование. Год 1913, Тверская губерния: министерских (государственных) школ — 5%, частных — около 2,5%, церковных — чуть больше 25%, остальные — земские, местного выборного самоуправления. За период с 1904 по 1914 расходы местных земств и городских управ на народное образование ежегодно росли на 20% и составляли до 40% местных бюджетов. Из 426 уездных земств 400 уже начали осуществлять собственные программы начального «всеобуча» населения и намеревались к 1917 необходимую для этого сеть народных школ, в основном, построить, а к 1920 — окончательно завершить.

Соразмерные с государственными вложения общества в образование на фоне осознания обществом глубокого кризиса государственной образовательной политики не могли не породить стремлений общественности более глубоко вникать в содержание народного образования. За один только квартал 1915 г. в печати появилось свыше трехсот объявлений об открытии самых разнообразных просветительских обществ. В том году только общественно-педагогических журналов в России издавалось более 200 различных названий. Родительская общественность, создавшая на волне революционных событий 1905 г. явочным порядком в учебных заведениях родительские комитеты, настаивала на расширении их функций и прав на участие в школьных делах.

Такое общественное настроение востребовало в 1915 г. (несмотря на тяжелое военное время!) государственную реформу системы образования. Более того, впервые в российской истории концепция реформы образования подверглась широкому заинтересованному и активному общественному обсуждению. Из разных концов России в Министерство народного просвещения приходили письма, телеграммы, предложения, программы, проекты. Присылали их самые разные люди: учителя и директора школ, члены попечительских советов и инспектора, содержатели и почетные блюстители училищ, казначеи, купцы, горожане, крестьяне, родители и классные надзиратели. Предлагались различные темы: «материнский элемент в программе школы: опыт образного эмоционального преподавания; домашнее практическое освоение языков, живая речь, развитие души»; «безотметочное обучение, как средство против неврастении и самоубийств»; «децентрализация и автономия школы»; «о нужде в элементарном юридическом образовании молодежи» и многое другое. Широко обсуждались программы развития национальных школ — украинской, болгарской, калмыцкой, еврейской, татарской и других мусульманских народов, сибирских «инородцев», немцев-колонистов и др.

Собрав большие научные и культурные силы, организовав реальное широкое общественное обсуждение, обобщив тысячи предложений, министерский комитет по реформе средней школы за девять месяцев разработал пакет новых законопроектов и нормативных актов, подготовил учебные программы, гарантирующие необходимый для тех лет минимум знаний и дающие основы, на которых учителя могли строить собственные учебные курсы. Концепция реформы средней школы базировалась на 9 основных принципах, многие из которых актуальны и сегодня. Например: «школа должна быть национальной», «должна давать законченное среднее образование», «иметь разные типы, ответвления».

Один из предложенных 9 принципов провозглашал необходимость «сближения школы и семьи». Эта проблема — партнерство семьи и школы — активно обсуждалась в российских педагогических кругах с конца XIX века. Ей посвящали основательные монографии, ее пытались решить практически: родителей привлекали в попечительские советы, учителя выступали в семейных клубах и кружках. 1905 год открыл новую форму взаимодействия — родительские комитеты. В 1915 для них законодательно был установлен режим наибольшего благоприятствования. В результате, за полтора года школьной реформы родительским комитетам удалось подчинить своему влиянию почти все стороны школьной жизни и многое сделать для ее обновления. Родители создавали комиссии для совместного с учителями выбора более желательных учебных программ и здорового режима занятий. С помощью родителей велись летние групповые занятия с неуспевающими, экскурсии и научные кружки, выпускались школьные литературные журналы, заливались катки и устраивались гимнастические залы. Учащиеся также не были пассивным элементом школьной реформы: получили развитие существовавшие с начала ХХ века детские кооперативы. Они тесно взаимодействовали, в том числе и экономически, с земскими и городскими управами, выполняли государственные заказы для фронта, работали в сельском хозяйстве. Девочки-гимназистки помогали в яслях ухаживать за крестьянскими детьми, готовили для них пищу, учили неграмотных, проводили благотворительные литературные вечера в пользу семей мобилизованных на войну.

Благодаря такому сотрудничеству общества, школы и Правительства монархической России многое менялось и в школьной, и в общественной жизни. Весной — летом 1916 года в Москве, Петрограде, Киеве, Одессе, Казани прошли педагогические съезды, в которых участвовали профессора университетов, учителя, чиновники образования, родители. Эти съезды продемонстрировали, что реформа образования горячо воспринята российским обществом и, благодаря этому, пошла намного дальше, чем планировало первоначально Министерство. Народное образование, его реформа стали совместным общественным и государственным делом, массовой, консолидирующей общество и созидательной гражданской акцией, нацеленной не только на развитие образования, но и на строительство российского гражданского общества. Эта многообещающая реформа была трагически оборвана в октябре 1917 года...

Выводы:

  • Государственная концепция попечительства об образовании в России была первоначально нацелена на мобилизацию общественных ресурсов для нужд народного просвещения, не предполагая при этом общественного участия в определении содержания образовательного процесса и в управлении школой.
  • Быстрое развитие реального негосударственного экономического и гражданского сектора российского общества позволило обществу не только самостоятельно организовать негосударственный сектор образования, но также в партнерстве с государством начать разрабатывать и реализовывать общественно-государственную образовательную политику и программу, явочным порядком ввести в школе органы общественно-государственного управления.
  • Социальное партнерство общества и государства вокруг развития народного образования способствовало также и процессу развития в России гражданского общества.

   Прокофьева А. М.


31.Мар.2016